Кто такая Локтева?

Образование

Поступила в вуз, которого больше нет: Минский пединститут имени Горького через 6 дней после выдачи нам студенческих стал Белорусским педуниверситетом имени Танка.

Закончила факультет, которого больше нет: из-за недобора матфак БГПУ объединили с физфаком, и получился физмат.

Еще я прошла кучу курсов, тренингов и семинаров. Но самую большую пользу я получила от:

  • тренинга по компетенциям (компания DeTech);
  • тренинга по построению корпоративного МВА (компания ОбРаз);
  • программы Google Teachers Academy (компания Google);
  • программы ComCon «Развитие трудовых ресурсов» в Чикаго (USAID).

То, чему я научилась, до сих пор использую и применяю, и еще много чего даже не доставала, ибо рано 🙂

ОЦ «Юниверсум»

Работала там с 2003 по 2006 год — преподавала компьютерную графику: Corel, Flash, 3ds max. Кстати, это было первое место, где обрадовались моему педагогическому образованию — в остальных на мне ставили крест, и это было очень грустно.

Работала с нагрузкой около 240 уч.ч. в месяц (преподаватели поймут), поэтому в один прекрасный день организм ясно дал понять: надо что-то серьезно менять. Видела выход в том, чтобы часть нагрузки перевести в дистанционный формат. 1,5 года бегала за руководством — давайте внедрим! Год рыла Интернет и экспериментировала на своих курсах. А потом сдалась, и в один прекрасный день, когда занятия закончились очень рано, вышла и поехала в ИБМТ БГУ — на удачу.

ИБМТ БГУ

Прихватила я с собой для храбрости такую же уставшую коллегу. Приходим и говорим, мол, с кем можно поговорить про проект по дистанционному обучению? Представляете, вот так с улицы пришли, внаглую. И вышел к нам тогдашний замдиректора — Александр Александрович Белый. Так и так, говорю, не нужны ли вам преподаватели компьютерной графики на удаленное обучение? Он нас выслушал и говорит: «Представляете, час назад вышел с совещания — говорили о том, что надо внедрять дистанционное обучение, но не нашли, кто это будет делать…»

Потом он часто шутил, что раз в жизни подобрал женщин прямо с улицы, и ни разу не пожалел 🙂 Предложил он мне руководить программой переподготовки «Веб-дизайн», и на этой же программе запустить пилотный набор на очно-дистанционную форму. И я ушла… С понижением зарплаты в 5 раз — ради этого проекта. А через полгода в ИБМТ БГУ был создан Центр дистанционного образования и информационных технологий, руководителем которого стала я.

Армтек

А еще через год мне предложили поучаствовать в конкурсе на позицию начальника корпоративного учебного центра в «Армтек». Я сходила на собеседование, и было оно очень непростым для меня. После него успела только дойти до остановки — мне предложили работу.

Я металась. С одной стороны — чудесный руководитель и проект, которому отдала 2 года. С другой — профессиональный вызов и зарплата, которую никогда не заработала бы в ИБМТ. Я пошла к А.А.Белому, и спросила, что делать. Он сказал: «Елена, ты же умная женщина и должна понимать: от таких возможностей не отказываются».

В «Армтеке» много не получилось из задуманного. Я пришла в неподходящее время, на волне кризиса, когда все бизнесы штормило. Через 10 месяцев я не выдержала стресса и ушла. Но за 10 месяцев, которые я проработала в этой компании, я сделала колоссальный скачок. Я поняла, почему бизнес и образование не понимают друг друга. Я училась понимать бизнес.

И до сих пор благодарна генеральному директору — Вадиму Николаевичу Гринкевичу — за главный вопрос, который он мне задал. Когда он попытался понять, чем я занимаюсь с утра до вечера, и я ему обиженно стала перечислять, мол, вот это делаю, и это, и это, и это… Он внимательно выслушал и спросил: «Лена, где продукт?». Так я поняла, чем работа на процесс отличается от работы на результат. Я запнулась и стала соображать, а какие, собственно, осязаемые результаты я могу предъявить, и кто ими пользуется? Сколько человек?.. Это перевернуло мой мир. И теперь это вопрос, который я всегда держу в голове, когда делаю очередной проект.

e-learning.by

В июле 2008 года начался поток звонков. Люди с разных городов Беларуси звонили с проблемами по внедрению e-learning и просили совета. Я поняла, что главная проблема этих людей — у них нет поддержки, они бьются в одиночку, и их нужно объединить. В один из вечеров после работы я села и сделала сайт — профессиональное сетевое e-learning-сообщество. Мы делали его с мужем вместе, в свободное от работы время. Я приглашала туда людей, и мы вместе искали решения, обсуждали проблемы, писали статьи.

А в 2010 году я поняла, что нам уже мало общаться удаленно — нужна очная встреча. Так появились «белорусские Школы e-learning» — именно так их называли по всему СНГ. Это были 4-дневные выездные мероприятия, для которых я находила классных экспертов и просила разработать уникальные, авторские тренинги про технологии e-learning. Многие тренинги больше никогда нигде не проводились, и попасть на них смогли только те, кто был на этих Школах.

В 2017 году я закрыла оба проекта — и e-learning.by, и Школы. Почему это произошло, я написала здесь и здесь.

И снова ИБМТ БГУ

Уйдя с Армтека, я вернулась в ИБМТ БГУ. На год. Больше не смогла. После года работы в бизнесе серьезно относиться к тому, как строится работа в вузе (даже в коммерческом), невозможно. Но за этот год я успела сделать несколько больших электронных курсов, и понять, как выстроить разработку таких продуктов эффективно. Ну, и хорошенько поднаторела в CourseLab 🙂 Весной 2010 я уволилась.

Полгода без работы…

Вопреки огромному количеству версий о том, кто меня купил у ИБМТ, я уходила не куда-то, а откуда-то. То есть в никуда. И оказалась нужна… нигде.

75 отправленных резюме = 4 собеседования:

  • первое: вообще не знаю, зачем вас позвали — у нас свои крутые спецы (до сих пор ничего не выродили);
  • второе: резюме при мне распечатали, прочитали и с сожалением сказали, что мне будет скучно; потеряно 1 час (на резюме) + 2 часа (на дорогу) + 1 час (на ожидание в приемной) + 0,5 часа (на разговор);
  • третье: «Елена, мы уже давно читаем ваш сайт про e-learning, и когда увидели ваше резюме, решили познакомиться с вами лично и сказать спасибо. Но задач для вас у нас нет…» (ну, круто…);
  • четвертое: я стала нагло троллить нанимателей в сопроводительных письмах, и меня сразу же пригласили на собеседование — мы просто не могли с вами не пообщаться после такого письма, ибо вы тот человек, который сможет у нас выжить (не сошлись по ценностям и цене).

А потом мне подарили маленькое ООО. И только я стала придумывать, что в этом ООО делать, нарисовался проект — запустить Образовательный центр ПВТ.

ОЦ ПВТ

Меня нашли и предложили пройти конкурс на позицию директора. Я прошла 4 этапа «кастинга» и получила job offer (именно так это звучало, да). Правда, не на позицию директора, а на позицию «Как хочешь себя назови» — директором стал юрист, чтобы снять с меня бумажную работу (озвученная мне версия). Я назвала себя заместителем директора по учебно-методической работе. На мне были бизнес-план, стратегия, команда, курсы, маркетинг, набор. На директоре — обеспечить это документами. С декабря 2010 я приступила к работе.

Сам проект в том виде, в каком мне его сформулировали, не был интересен. Просто было обещано все то, чего мне не хватало на прошлых местах, и те самые полгода без работы в анамнезе. Меня взяли тепленькой: заниматься тем, что я умею и люблю, и не париться о бумажках — что может быть прекраснее? 🙂

А еще это был челлендж:

  • запустить не одну образовательную программу, а много;
  • доказать рынку, что максимум за полгода можно получить специалиста, годного для работы;
  • доказать людям, что дипломы не нужны и не стоят таких денег (это после того, как я успешно 3 года доказывала обратное, что, мол, только диплом БГУ, а все остальное не стоит денег).

Я поняла, что справилась, когда:

  • счет трудоустроенным выпускникам пошел на сотни;
  • счет компаниям, с которыми мы сотрудничали, перевалил за 50;
  • была достигнута стратегическая финансовая цель — инвестиционная привлекательность: наниматели стали приходить с деньгами к нам, а не в БГУИР;
  • в вакансиях на jobs.tut.by стал появляться ОЦ ПВТ как один из возможных провайдеров, после курсов которых рассмотрят кандидата;
  • на некоторых программах % трудоустроенных достигал 50-70%.

А дальше было так просто, что даже не интересно. Мы вышли на окупаемость на полгода раньше, чем было по бизнес-плану, и на гораздо большую сумму. Мой креатив больше не был нужен — процессы были запущены, и нужен был кто-то, кто будет все это администрировать. Я всегда чувствую, когда мешаю. Психосоматика сработала великолепно: я сильно заболела, и уехала на неделю в санаторий — срочно подлечиваться. Было очень полезно оказаться в стороне от процесса, без возможности как-то вмешаться. Я вернулась и через месяц уволилась. Опять — не куда-то, а откуда-то.

Три года попыток

У меня есть Проект Мечты. Он крутой, сложный и принес бы многим людям много пользы. ОЦ ПВТ был идеальной площадкой для создания такого проекта. Круче мог стать только Wargaming — тут вообще есть все необходимое. Но ни в ОЦ ПВТ, ни в Wargaming’е он оказался не востребован.

После увольнения из ОЦ ПВТ я получила 15 предложений работы. Кое-как оставила 4 варианта. И снова металась: только выберу один, звонят с другого и что-то предлагают интересное. В итоге я выбрала самый сложный, но самый близкий к Проекту Мечты. Но пока я закрывала вопросы, чтобы отдаться ему без остатка, инвестор передумал. Это было очень обидно, потому что я же не напрашивалась — меня уговаривали несколько раз, и я решила довериться еще раз и рискнуть еще раз.

Потом появился еще один вариант сделать Проект. И еще один. И еще. Все находили меня сами и предлагали мне делать проект со словами «Хотим только с вами». Но ничего не срослось. Я вижу проект целиком, и в развитии на 3 года вперед. А больше его так никто не видит, и это всех отпугнуло. Слишком сложно. Слишком рискованно. Слишком сильно надо довериться Локтевой. Слишком трудно контролировать, что она делает.

После вышедшего закона о тунеядцах в апреле 2015 я оформила ИП и стала заниматься своими проектами. Пытаюсь хоть маленькими шажочками, но двигаться к Проекту Мечты. Это ужас как сложно: за 3 года простоя многое поменялось, я многому учусь заново. Плюс острый дефицит ресурсов сильно тормозит процессы. Но между поиском лучшего в другой стране и попыткой сделать Проект Мечты в своей я выбрала второе.

Сейчас я решила сосредоточить усилия на создании парк-академии, которая будет заниматься обучением, наставничеством и разработками в сфере EdTech. Это поможет мне двигаться к мечте.

Поэтому покупая билеты на мои курсы или заказывая у меня услуги, помните: где-то обрадуется один EdTech-специалист (в моем лице). И станет на шаг ближе к мечте!

P.S. Ах, да…

Любимое время года — лето.

Любимое хобби — шить мягкие игрушки.

Любимый спортивный клуб — ХК «Динамо-Минск».

По гороскопу — Змей Горыныч (Дракон+Близнецы).